↑вверх
Мандельштам Осип Эмильевич Грин Александр Степанович Лесков Николай Семенович Горький Максим Толстой Лев Николаевич Бунин Иван Алексеевич Мандельштам Осип Эмильевич Бальмонт Константин Дмитриевич Гоголь Николай Васильевич

Одоевский Владимир Фёдорович

(1804-1869)

Одоевский Владимир Фёдорович

Биография. Жизнь и творчество.


Одоевский Владимир Федорович родился [30.VII 11.VIII).1804,Москва] — писатель, журналист и ученый.


Происходил из старинного рода. Образование получил в Благород­ном пансионе Московского университета, отку­да вынес горячий интерес к литературе, философии и различным наукам, в даль­нейшем значительно углубляя свои по­знания.

В 1823 он становится председа­телем Общества любомудрия, первого фи­лософского кружка в стране.

В 1824—25 вместе с Кюхельбекером издал 4 тома сборника «Мнемозина», близких по идеям к дека­бристам. Владимир Федорович общался со своим двоюродным братом поэтом-декабристом А. И. Одоев­ским, дружил с Грибоедовым; отзвуки «Горя от ума» ощутимы в некоторых про­изведениях Одоевского. Но и в ту пору писателя меньше привлекали общественно-политические вопросы, чем проблемы философии, мора­ли, внутренней свободы.

Он был одним из крупнейших знатоков и последователей философии Шеллинга в 20—30-е гг. Раз­гром восстания декабристов потряс его. Он еще больше замкнулся в сфере отвле­ченных вопросов и мистических настрое­ний, чуждаясь политической деятельно­сти. И все же на всех этапах своей жизни он осуждал корыстолюбие и пошлость светской среды, тяжелое положение кре­постного крестьянства.

В 1826 переехав в Петербург, Владимир Федорович поступает на службу в Министерство внутренних дел, где работает в Комитете иностранной цензуры, а через некоторое время становится директором Публичной библиотеки и заведующим Румянцевским музеем. Еженедельно у него собирались ученые и писатели старого Петербурга. Писатель отдавал значительную часть своей энергии журналистике. Одоевский при­нял ближайшее участие в реорганизации «Отечеств, записок», ставших с 1839 лучшим периодическим изданием 1-й половины XIX в.

Заботясь о культуре широких масс, он издавал научно-популярный журнал «Сельское чтение», ориентированный на читателя-крестьянина и пользовавшийся большим успехом.

В 1852 с переездом Румянцевского музея в Москву Владимир Федорович возвра­щается в город своей юности. Он уже отошел от литературно-поэтического твор­чества и занялся преимущественно широ­кой филантропической деятельностью, ко­торая была чужда политической окраски, но вызывала подозрение властей.

В 50— 60-е гг., в известной мере подчиняясь духу времени, он говорит об опытном наблюдении для установления истины. С боязнью относясь к революции, он вме­сте с тем участвует в передовом сатири­ческом журнале. «Искра», сам отмечая про­тиворечивость своих поступков. Однако крестьянская реформа 1861 его вполне удовлетворила.

В своей литературной деятельности Одоевский, как и многие другие писатели 30-х гг., соеди­нял романтизм с реализмом. В. Г. Бе­линский особенно ценил его как писателя, глубоко проникнувшего в жизнь действи­тельную и верно воспроизводящего ее.

Для этой стороны его деятельности ха­рактерна повесть «Княжна Мими» (1834) — о старой деве, которая запугивает всех своим злословием и сплетнями, привед­шими к кровавой дуэли. Но писатель показывает, что озлобление княжны по­рождено самим светским обществом, гото­вым издеваться над девушкой, которой не удалось выйти замуж: осуждение дру­гих становится средством уберечься са­мой от насмешек.

К числу лучших пове­стей Владимира Федоровича Одоевского относится «Княжна Зизи» (1839) — о преуспевающем лжеце и стяжателе, обирающем влюбленную в него искреннюю и чистую сердцем девушку, которой не найти счастья в развращенной светской среде.

Значителен начатый им роман, до­шедший до нас в отрывках, «Катя, или История воспитанницы» (1834). В нем отразились раздумья писателя об участи девочки из демократических кругов, ко­торой, ради каприза, ее господа решили дать светское воспитание; когда же девоч­ка подросла, ей стали грубо напоминать о низком ее происхождении и мучитель­но оскорблять, называя холопкой. Дошед­шие до нас отрывки реалистически рисуют картины действительности и свидетель­ствуют о демократических симпатиях пи­сателя.

Порой социальная тематика воплоща­ется у писателя в форме фантастических алле­горий. Весьма реальный характер по существу носят его «Пестрые сказки» (1833). В одной из них он показывает, каким образом девушку, влюбленную во все модное, превратили в глупую куклу. Особенной остротой отличается сказка, в которой в форме сна показано, как хапуга-чиновник «берет взятки с живых и мертвых»: бытовое явление превра­щено в фантастическую и вместе с тем реальную, по сути, картину.

В некоторых своих произведениях, пользуясь формой утопии, Одоевский. затрагивает философско-эстетические и этические проблемы. Он отвер­гает теорию буржуазного идеолога Бентама — о личном преуспеянии как основе человеческого счастья. Эту теорию Владимир Федорович воплощает в образ фантастического го­рода, где все основано на пользе, которая признана более нужной, чем совесть или искусство. В конечном итоге это приво­дит город к гибели: каждый думает о сво­ей, а не о всеобщей пользе, корысть, жадность, взаимная вражда ожесточают сердца, вызывают междоусобицы, при­водящие к голоду и вымиранию («Город без имени», 1839).

Между тем, как пока­зывает писатель, человеческой природе свойственно не удовлетворяться лишь грубо-материальной, животной жизнью. Даже ограниченный и тупой бригадир и тот перед смертью, на какой-то миг, чувствует раскаяние в своей бессмыслен­но проведенной жизни («Бригадир», 1833).

Даже легкомысленную светскую даму терзает раскаяние, правда во сне, что она предпочла суетную жизнь и роскошь настоящей, большой любви («Насмешка мертвеца», 1834).

Смысл человеческой жизни, по мнению Одоевского, может раскрыть лишь искусство. Изображенные им му­зыканты и художники — «гениальные безумцы», которых он романтически изо­бражает как людей, стоящих бесконечно выше интересов пошлой толпы.

Особенно интересны повести о Бахе и Бетховене. Писатель, не только любитель, но и зна­ток музыки, не стремился к биографичес­кой точности; зато он показал высокое вдохновение и гениальность творчества этих композиторов, в ту пору еще мало известных в России. Особенно ярко ему удалось раскрыть героический и прогрес­сивный характер музыки Бетховена, глу­боко и волнующе анализируя увертюру «Эгмонт» («Последний квартет Бетховена», 1830).

Типично романтической является повесть «Сильфида» (1837) — о любви художника к микроскопической краса­вице сильфиде, которую он будто увидел на лепестке волшебного цветка. Худож­ник с сильфидой летает по странам бла­женства и красоты, по сравнению с ко­торыми земная жизнь скучна и уныла. Это возвеличивание мечты и фантазии над действительностью Белинский назвал на­смешкой над читателем, а в одном из писем еще резче — «мнимофантастической дрянью».

В 40-х гг. Одоевский Владимир Федорович объединил ряд более ранних произведений в сборнике «Русские ночи» (1844). Он соединил их диалогами не­скольких новых персонажей, воплощаю­щих различные философские течения со­временности. Написанные ранее повести, и рассказы становились художественными доказательствами правоты той или иной системы. Самые диалоги говорили о фи­лософских исканиях автора и свидетель­ствовали о его тяготении к романтизму, который противоречил реалистическим тенденциям лучших его произведений. Но и в этих произведениях, изображав­ших с сатирической остротой отрицатель­ные черты светского круга или чиновничьего мира, писатель не возвышался до идеи радикального переустройства об­щества.

В этом отношении весьма харак­терно его повествование «4338 год», остав­шееся незаконченным и опубликованное уже в наше время (1926). В нем — в свое­образной утопии о грядущих временах — есть кое-что верно угаданное в области техники и науки: электропоезда, сообще­ние по воздуху, растения-гибриды и так далее. Но политический кругозор писателя остался ограниченным: будущий госу­дарственный строй оказывается усовер­шенствованной монархией, с делением на классы, с «министерством примирения» во главе, которому подчиняются «мирные судьи», избираемые из богатейших людей.

В пору своего расцвета Одоевский В.Ф. был близок с крупнейшими русскими писателями. Его ценил Пушкин, в последние годы жизни часто общался с ним Лермонтов. Белинский считал талант Одоевского В.Ф. могущественным и «энергическим».

Умер – [27.II(11.III.)1869]
Литературные произведения Одоевский Владимир Фёдорович:

Мороз Иванович (Расcказ, 1841)
Последний квартет Бетховена (Повесть, 1830)
Отрывки из журнала Маши (Расcказ, 1841)
Русские ночи (Роман, 1843)
Городок в табакерке (Сказка, 1834)


Тургенев Иван Сергеевич Майков Аполлон Николаевич Батюшков Константин Николаевич Рылеев Кондратий Фёдорович Пришвин Михаил Михайлович Куприн Александр Иванович Твардовский Александр Трифонович Радищев Александр Николаевич Ершов Пётр Павлович